ПРЕССА: ПЕРЕВОДЫ СТАТЕЙ

Дана Интернешнл: истинная история.

Первое интервью с членами семейства Кохенов о детстве Даны, о конфронтации относительно смены пола, о ее отношениях со своей матерью, о ее попытках реабилитировать своего пьяного отца, и как сын Ярон стал девушкой-звездой Kdam-Eurovision.

В субботний полдень Кохены собралось за последней семейной трапезой перед Kdam-Eurovision. Мать Бат-Глим (Bat-Galim [Gali]), отец Елияху (Eliyahu), старшая сестра Лимор (Limor) (29 лет) со своей трехлетней дочерью Елия (Eliya), и брат Нимрод (28 лет). Мы едим 'gachnun', сделанный Гали. Дядя Шломо и тетя Эстер тоже пришли со своими детьми. Дана, которая проснулась только час назад, входит в простом платье и шлепанцах, ее волосы собраны наверху в пучок, а на лице едва заметная косметика.

Никто даже словом не обмолвился об Kdam-Eurovision или о женском облике Даны. Тот факт, что их Дана не так уж давно была мальчиком по имени Ярон, никого здесь не интересует. "Что бы Вы предпочли,"- говорит сестра Лимор, - "Ярона Кохена, который не делал бы никакой операции, который был постоянно опечаленным и горевал каждый день, который был замкнут и отвернулся бы от общества и своей семьи, только потому что он хотел быть женщиной, и мы позволили ему это? Я выбираю счастливую Дану вместо мертвого Ярона Кохена."

- Когда Вас спрашивают, сколько у Вас братьев и сестер, как Вы отвечаете?
"Я говорю, что у меня есть брат и сестра. Мне всегда хотелось сестру, и теперь она у меня есть. Она моя сестра во всем. Мы - сестры по крови."

Это первое интервью с семейством Даны Интернешнл. До сегодняшнего дня они отказывались от представления перед прессой. Карьера, по их словам, принадлежат Дане. Дана сама тоже не хотела, чтобы они интервьюировались. Она боялась, что они по ошибке скажут что-нибудь не то, а средствам информации только это и подавай.

Дана выпустила два весьма успешных альбома - 'Danna International' и 'Umpatampa', и несмотря на то, что интерес массмедиа к ней подогревался, Дана избегала интервью с семьёй. Только на этой неделе перед Kdam-Eurovision с ее участием там с песней 'Layla Tov, Eropa', она разрешила своему семейству встретиться с репортерами. Вероятно также из-за увеличивающейся законности(закономерности) она попадает. На специальном показе Purim детского канала, например, она исполнит замаскированный как королева Естера, и есть большие возможности, что она будет звезда в мюзикле 'Grease' этим летом как Сэнди.

"Нам не хотелось что-то делать без разрешения Даны," - сказала Лимор. "Это ее карьера и она - тот человек, который отвечает за последствия. Кроме того, знайте, что уж если Дана что-то решила - ее не остановить. За ней всегда было последнее слово."

Несколько часов беседы с членами семейства Кохенов и близких знакомых позволяют нам сделать вывод, что Дана фактически родилась сразу с помадой на губах. Даже если у Кохенов возникали проблемы при восприятии факта смены пола, то на этой неделе они пытаются не подчеркивать это, пытаются сглаживать углы. Никто не обмолвился плохим словом о ней, никто не смущается и называют ее 'Ярони' (Yaroni) во время интервью. Каждый за Дану скрещивает пальцы. Они хотят, чтобы она стала звездой и выиграла Kdam-Eurovision.

"Для нас очень важно, чтобы Дана преуспевала и поднималась по лестнице успеха," - говорит Лимор. "Когда Вы думаете об этом, то изменение ваших личных частей - деталь настолько крошечная. За всеми изменениями стоит талант к музыке и работе. Чем отличаются певец и певица?"

Дана в юностиДана родилась как Ярон Кохен 25 лет назад в Тель-Авиве, первенец Елияху (судебного клерка) и Бат-Галим (домохозяйки). Квартира в запущеном доме недалеко от кладбища Трумпельдор (Trumpeldor) в Тель-Авиве, перед большой синагогой. Стаи бродячих кошек, сорняки, мусорки. Разбитые почтовые ящики, на одном из них написано 'Cohen' зеленым карандашом. Здесь Дана провела свое детство. Здесь она ходила в туфлях своей матери на высоком каблуке.

Дана: "Это было не самое счастливое детство, но для меня это было хорошее время. Я росла с хорошими людьми, которые никогда не обсуждали пол или идентичность рода, так что я не помню никаких проблем. Я не чувствовала себя 'белой вороной'".

"Я даже не могу припомнить случая, когда Дана играла с мячом. Только с куклами,"- говорит Эстер Кохен, ее тетя. "Она была всегда девочка во всем. Даже, когда она была мальчик, она была девочка. Она носила ботинки на высоком каблуке и ходила во дворе в небольшом платице, как леди. Она не дружила с мальчишками. С раннего возраста она общалась среди девочек. Зависела от девочек, как мы зависим от денег (?). Она любила заниматься женскими делами. Ей нравилось пользоваться косметикой, делать прически. Она всегда любила стоять у плиты и печь пироги. Сейчас она печёт даже лучше меня."

Дана пошла в школу в начальной школе 'Chernehovsky'. Когда ей было 8 лет, её заметила Эйлат Юнгар (Eilat Yongar), руководитель муниципального хора 'The Bells'. Дана говорит, что когда она снимала дома телефонную трубку, её путали с сестрой. В классе тоже, когда преподаватели слышали ее голос, они были уверены, что это была девочка, а не мальчик. Юнгар, естественно, выбрала Ярона Кохена в свою лучшую команду.

"Он ходил два раза в неделю,"- говорит она - "в течение трех или четырех лет. Он был очень усерден, прекрасный ребенок, живой."

Дети, которые были вместе с Кохеном в хоре, помнят маленького йеменского ребенка, который пел наиболее выразительно. Связь между тем хрупким ребенком и девушкой Даной Интернешнл сюрприз для них. Юнгар хранит у себя в столе статью, где Дана рассказывает о смене пола и о своем детстве в 'The Bells'.

"Только тогда я поняла связь между маленьким ребенком и известной певицей,"- говорит она. "В конечном итоге, она не изменялась. Те же самые движения. Глаза те же самые. Интересно было бы узнать, использует ли она что-то из того, что мы преподавали в хоре. Меня не волнует какие у неё части тела. Это все частности, душа - вот она имеет значение."

Ярон стал Даной физически почти два года назад, в мае '93. Она сделала хирургию в Лондоне на денеги, которые скопила, работая на разных работах в течение нескольких месяцев. Ходят слухи, что это стоило 14,000 долларов.

"Мы много разговаривали перед операцией, у нас были сомнения,"- говорит Лимор. "Мы знали, что это сложный вопрос и что возврата не будет. Дана довольно долго сидела и думала. Она не глупая девочка. В конечном счете она решила, что это было именно то, чего она хотела, потому что не будет никаких других вариантов. Быть и тем, и этим, мужчиной и женщиной одновременно невозможно. Я сказала ей: "Это то, что ты действительно хочешь, решайся на это".

Дана: "Лимор действительно помогла мне в жизни. Она всегда поддерживала меня. Моя первая косметика была ее. Первое платье, которое я одела в 11 лет, принадлежало ей. Голубое платье 'Gotkes'. Я примеряла его в ванной, а она вернулась домой, тогда я начала бегать по дому и спрятаться."

- Лимор, Вы были первый, кому Дана поведала об операции?
"Я не смогу с уверенностью сказать, зато я думаю, что я была первой, кто догадался, что она сделает именно это. Знаете, в нашем доме мы можем обсуждать современные темы. Мы не росли в доме, где нельзя говорить о сексе. Поэтому, когда Дана поделилась с нами той идеей, это не было похоже на разорвавшуюся бомбу. Она говорила об этом как о чем-то, что она хотела сделать в будущем, только после того, как она будет чувствовать себя уверенной."

- Дана спрашивала Вас раньше, до операции, каково быть девушкой?
"Ей не нужно спрашивать. Масса женщин в этой стране не знает, каково это. Дана знает. Дана может любую девушку научить, как накраситься, как правильно сидеть, как вести себя с другими людьми, с мужчинами, как накрыть на стол. Она лучшая из нас."

- Что Вы почувствовали, когда впервые увидели ее после операции?
"Она возвратилась в Израиль к дому своих родителей, и она была точно тем же самым человеком. С той же самой улыбкой на устах и шаловливостью. Она не изменилась после операции. Вы должны понять, что женский характер в человеке - это что-то, с чем Вы должны родиться, Вы не можете контролировать это. Операция не меняет эти вещи."

Дана: "Нет таких вещей, чтобы стать девочкой из мальчика. Я родилась такой. Я не знаю до конца, что значит быть женщиной, ни то, что значит быть мужчиной. Если я любила шоколадное мороженое будучи юношей, то теперь я все равно люблю шоколадное мороженое. Душа осталась преждней."

- Есть слухи в Тель-Авиве, что Дана на самом деле не делала никакой операции, что это - только трюк.
Лимор: "Неправда. Они могут говорить все, что им заблагорассудится. Это ревность. Дана сделала бы операцию независимо от своей карьеры."

Несмотря на разрешение Даны, ее родители не интервьюировались для этой статьи. Кажется, что они принимали то, что делала Дана, но они не видят никаких причин щеголять этим на газетных страницах. Ее отец Елииаху очень болен и не может интервьюироваться. Мать тоже отказывается говорить со средствами информации. "Я не вмешиваюсь в эти вопросы. Эти вопросы к Дане," - сказала Бат-Галим.

Лимор: "Наша мать - женщина старого поколения. Она - очень хорошая женщина, но она предпочитает оставить все обьяснения Дане."

- Для нее было трудно принять изменения, что сделала Дана?
"Да, для их обоих. Между ними был кризис. Им действительно было трудно вначале, но теперь они это приняли. Они поняли, что это вернуло Дану к жизни, и больше ей не противостоят, не смотрят на это, как на проблему. С их точки зрения, лучше живой ребенок с какими-то сексуальными отклонениями, чем мертвый ребенок. Сегодня я могу уверенно сказать, что моя мама очень любит Дану. Я говорю это без капли ревности, она любит ее больше, чем меня или моего брата."

- А ваш отец?
"Моему отцу также вначале было очень трудно. Но теперь он видит результаты. Читает все интервью и следит за успехом. Любит ее песни и видит, что она обладает большым талантом, а смена пола - фактически ничто. Например, на прошлой неделе, когда мы говорили о Дане, он настаивал на том факте, что Дана унаследовала свой голос от него, а не от ее матери. Я сказала ему: "Папа, Дана унаследовала свой голос от матери, и от тебя она получила свой исполнительский талант".

Дана: "Мы верим в судьбу и мораль. В Йемене говорят 'Ma she-maktub - maktub' (Вы не можете изменять то, что Вам предначертано - ZG). Моим родителям уже за 55, у них другой менталитет. Но я думаю, если родители любят своего ребенка - они все примут. Это вещь, которая дана от Бога, вещь, с которой Вы родились. Кроме того, я всегда относилась к своим родителям со всем уважением, поэтому у них нет никаких причин чинить мне препятствия. Я посвящаю весь свой успех им. Я никогда не сделаю чего-то, что их травмирует. Они получают поздравления от общества. Мой успех помогает им принять меня."

Ярон Кохен пошел в среднюю школу 'Ironi Alef', и в выпускном классе перешел в 'Ankori'. Исраел Переч, нынешний директор школы Анкори, был тогда учителем Ярона. Переч: "Он был блестящим мальчиком, с необычным мышлением и острым умом. У него были проблемы с прогулами. Он был весьма непослушен, но вести уроки с ним было очень забавно. Для него не было никакой проблемы сказать: "Учитель, давайте немного повеселимся". Он доставал магнитофон посреди урока, включал дискотечную музыку, забирался на парту и начинал танцевать, в то время как все другие ученики стояли вокруг него."

Ярон пришел в школу в обтягивающих штанах и с довольно длинными волосами, украшенными лентами. Несмотря на женские манверы, которые были у него даже тогда, его приняли. Его много раз отчитывали за прогулы. "Его мать боролась за него словно львица," - вспоминает Переч. "Она всегда понимала и принимала тот путь, который он выбрал".

Много лет Ярон постригал своих теть и красил им волосы. Его родители мечтали, что когда он вырастет, то откроет парикмахерскую и, возможно, станет известным парикмахером. Но у него были другие планы. Он получил освобождение от службы в армии из-за несовместимости, работал немного в магазинах в Тель-Авиве и начал делать шоу в клубах.

Четыре года назад Офер Низим, диджей и музыкант, а последствии и духовный наставник, предложил ему поучаствовать в развлекательном шоу, которое он ставил, где участниками были мужчины, подражающие женщинам. Это было первое драг-шоу в Израиле, и Ярон Кохен стал звездой. Там он подражал певицам Зехаве Бен (Zehava Ben) и Рите (Rita), и также Уитни Хьюстон с песней 'My name is not Susan', где Сьюзен становится Сайда. С этого момента Ярон стал называть себя на сцене Даной.

- Вы были удивлены, когда Ярон начал называть себя Даной?
Лимор: "Нет. С моей точки зрения, Дана была всегда и во всем женщиной. Ее движения, походка, как она разговаривает с людьми, как она смотрит на Вас. Вы видите, что на Вас смотрит женщина. В ней больше женщины, чем во мне. У нее душа женщины. Я называла ее Ярон, но я всегда видела в ней женщину. Даже когда мы были маленькие я всегда спрашивала Дану, что носить и как подобрать макияж к одежде."

- Вы также чувствуете экономический успех Даны?
"Дана нам много помогает. У нее весьма величественный тип человека. Она всегда покупает нам вещи и никогда не ждет, когда мы об этом ее попросим. Она никогда не приходит с пустыми руками. Она очень обеспокоенный человек."

Дома мать Гали все еще называет Дану Ярони ('Yaroni'). Когда Елия - трехлетняя племянница Даны - видит ее по телевидению, говорит Лимор, то она подскакивает, приговаривая: "Вот - Ярони, вот - Ярони." "Это слишком запутывает ее," - говорит Лимор, - "Все это с Даной и Ярони. Очевидно, что когда она вырастет, я расскажу ей всю историю. В конечном итоге, это не та вещь, которую нам нужно скрывать, и я не стыжусь этого. У нас также хранятся фотографии Даны, когда она была Яроном, и иногда мы с Даной вместе их смотрим.

Пару недель назад, Елияху Кохен (58), отец Даны и пенсионер, был арестован. Арест попал в заголовки. Полиция говорит, что он был пьян и стал непослушным. "Полиция хочет поместить меня в камеру, потому что мой сын - Дана Интернешнл." Елияху кричал в отделении полиции: "Мой сын - певец номер один в Израиле, поэтому у меня денег, как песка в пустыне."

Лимор: "Мы много говорили об этом, и мы знали, что средствам информации быстро ухватятся за подобные вещи. Дана сказала мне: 'Мы ничего не сможем сделать. Он наш отец. Есть вещи и намного хуже. Мы не можем выбирать своих родителей."

Проблема алкоголя Елияху Кохена - вещь не новая. "Наш отец - очень бедный человек. У него проблема с выпивкой очень долгое время. Иногда у него получается пересилить это, но иногда он возвращается к алкоголю. Он - больной человек, и если он доставляет нам неприятности, то это только из-за проблемы с выпивкой. Последние два года он остановился, но после того, как ему сделали операцию на печень, у него снова была депрессия, и он вернулся к алкоголю."

- Дана навещала его в больнице?
"Естественно. Она и ныне каждый день звонит и спрашивает, как он себя чувствует и нужно ли чего-нибудь ему. Дана фактически та, кто давит на нас, чтобы мы ему помогали и лечили. Мы подошли к этому вопросу очень серьезно. И сейчас мы работаем над этим. Дана обещала сделать все, чтобы помочь ему избавиться от вредной привычки."

Мечта семейства Кохен в том, чтобы их Дана отправилась в Америку и устраивала там шоу с Уитни Хьюстон и Майклом Джексоном, и, возможно, стала звездой в нескольких фильмах с Кевином Костнером.

Лимор: "Я похожу на ее мать. Я очень привязана к ней. Если бы я могла, я бы взяла палку и нахлестала бы ей по ягодицам со словами: 'Продолжай развиваться, дальше, дальше!"

- Если бы ваш сын сделал операцию по смене пола, Вы бы приняли это?
"Уверена! Более чем. Если подавлять свои женские чувства, то это принесет одиночество и горе, и это слишком плохо. Я конечно же не хочу, чтобы это случилось с кем-то близким ко мне. Несомненно не своему сыну. Однако я помогу ему и поддержу его решение."

Скоро Лимор снова выйдет замуж. "На мою свадьбу," - говорит Лимор, - "Дана должна прийти в незабываемом платье, спеть и дать большое представление. Она в долгу передо мной. В конце концов, она - моя сестра!"

Hen Kotas - "Ma'ariv" (Israel)
07.03.1995

Перевод KutSa.